Find us on Facebook
More keeppies by alexey
Kutepov by alexey ,  Jan 18, 2016

Кутепов Александр Павлович, 1882 – 1930, генерал, военный деятель


Это - дядя моей мамы, а вот ссылка на историю о моем дедушке Сергее Павловиче Кутепове...
Его сестра - моя двоюродная бабушка - Раиса Павловна Митусова (Кутепова)



Кумиром молодого Саши Кутепова был герой Шипки и Плевны генерал Скобелев. После военного училища Кутепов уходит в действующую армию на русско-японскую войну и служит в разведке. Три ордена – это оценка тогдашних его заслуг. Но главная награда – перевод в знаменитый лейб-гвардии Преображенский полк, где к 1911 году он стал штабс-капитаном. Ему доверяют воспитание молодых унтер-офицеров полка, с чем он блестяще справляется. В годы Первой мировой Кутепов уже полковник гвардии, командир батальона преображенцев, а затем и всего полка. В боях получил три ранения, имел несколько наград. По словам современников, "имя Кутепова стало нарицательным. Оно означает верность долгу, спокойную решительность, напряжённый жертвенный порыв, холодную, подчас жестокую волю и… чистые руки — и всё это принесённое и отданное на служение Родине". В декабре 1917 года полковник Кутепов собственным приказом расформировал Преображенский полк, не считая возможным служить при власти большевиков. С группой офицеров он уезжает на Дон. Активный участник Добровольческой армии с самого начала ее формирования, он участвовал в "Ледяном походе" 1918 года, командовал Корниловским полком. После взятия Белой армией Новороссийска Кутепов был произведен в генерал-майоры и назначен черноморским генерал-губернатором. В 1919 году он был командиром корпуса в армии А.И. Деникина, потом возглавил Добровольческую армию, затем командовал 1-й армией у П.Н. Врангеля. В 1920 году с остатками врангелевской армии Кутепов эвакуировался из Крыма в Галлиполи (Турция). Галлиполийский лагерь представлял собой узкую полоску земли между проливом и невысокими горами, отведенной для русских войск правительством Турции. По лагерю ходили хмурые люди в шинелях, собирали щепки для костров и продавали на местном базаре личные вещи. Честь уже не отдавалась, еще несколько дней, и от армии не останется и следа... Казалось, что все уже потеряно. Кутепов был единственным, кто мог что-то изменить. Он приказал строить лагерь по уставам Русской Императорской Армии. Снова поддерживал дух и вел себя так, словно за ним не корпус эмигрантов, а родной Преображенский полк. Ставились полковые палатки, строились церкви, появились библиотека, театр, баня и лазарет, склады и мастерские, гимназия и детский сад, спортивные и технические кружки, фотография и литографический журнал. Части постепенно сплачивались в своеобразный Белый Орден, была видна всеобщая тяга к очищению. Нелегко жилось в Галлиполи: вставали в шесть утра, завтракали и шли на работы или на учения, а рядом был Константинополь, где многие русские беженцы быстро опускались на дно... Но армия продолжала существовать. Впервые в истории люди, лишенные Отечества, начали строить его на чужой территории, сохранив себя как национальное целое. По словам очевидцев "русское национальное чудо совершилось... в несколько месяцев, при самых неблагоприятных условиях, остатки армии генерала Врангеля создали крепкий центр русской государственности на чужбине, блестяще дисциплинированную и одухотворенную армию...". (подробнее см. в www.telegrafua.com/208/history/2149

В 1924 году генерал Врангель образовал Русский Общевоинский Союз (РОВС), который связал в одну организацию всю русскую военную эмиграцию. Кутепов переехал в Париж и возглавил работу по засылке добровольцев для подпольно-диверсионной деятельности в "красной" России. Но здесь его ждал провал. На "невидимом фронте" ГПУ оказалось хитрее и сильнее. РОВС был опутан сетью большевистских агентов, которые фактически им манипулировали (операции "Трест", "Синдикат-2"). На самого Кутепова готовили покушение. 26 января 1930 года он был похищен в Париже агентами советской разведки. По одним версиям он скончался "от сердечного приступа" на советском корабле по пути из Марселя в Новороссийск, по другим умер еще в Париже, вступив в борьбу с похитителями. На кладбище Сент-Женевьев-де-Буа находится символическая (пустая) могила генерала Кутепова, а где он в действительности погребен, до сих пор неизвестно. Могила входит в Галлиполийский мемориал. Это не братское захоронение - организация бывших военных выкупила участок, где установили общий памятник героям Белого движения, а вокруг него под однотипными надгробиями захоронены офицеры, служившие в разных частях, иногда также и их родственники. Таких мемориалов на кладбище несколько.
Памятник в Галлиполи, фотография 1921 года.

Памятник в Галлиполи, фотография 1921 года 

Перед тем как русские войска покинули Галлиполи, генерал Кутепов передал памятник на «русском кладбище» в ведение местных властей. Памятник простоял до 1949 года, когда он был серьезно поврежден во время землетрясения. Длительное время монумент оставался в полуразрушенном состоянии, а затем был окончательно демонтирован. В сороковую годовщину создания Галлиполийского обелиска в Сент-Женевьев-де-Буа возвели его уменьшенную копию как дань памяти всем участникам Белого движения. Деньги на это были собраны в эмигрантских кругах, а проект памятника и всего мемориала создан супругами Бенуа. На мраморной доске под двуглавым орлом сделана новая надпись: «Памяти наших вождей и соратников». По цоколю памятника расположены посвящения генералу Корнилову и всем воинам корниловских частей, адмиралу Колчаку и российским морякам, генералу Маркову и марковцам, казакам, генералу Дроздовскому и дроздовцам, генералу Деникину и первым добровольцам, генералу Алексееву и алексеевцам, генералу Врангелю и чинам конницы и конной артиллерии. Ни один из вождей Белого движения, чье имя высечено на памятнике, не нашел здесь своего последнего приюта. Большинство приняло смерть в России и осталось там без могил и крестов. 

Галлиполийский обелиск в Сент-Женевьев-де-Буа

Галлиполийский обелиск в Сент-Женевьев-де-Буа 
Командир 1-го Армейского корпуса генерал А.П.Кутепов после парада с цветами на Соборной площади в только что освобожденном Добровольческой Армии в Харькове.  Впервые опубликовано в харьковской газете "Новая Россия", июнь 1919 г.

Родился в семье личного дворянина Константина Михайловича Тимофеева и его жены Ольги Андреевны. Факт рождения А. П. Кутепова в Череповце подтверждается биографическим очерком, который был написан на основе воспоминаний Кутепова его секретарем М. А. Критским: очерк был опубликован в книге «Генерал Кутепов», изданной в Париже в 1934 году. Кроме того, в Российском Государственном военно-историческом архиве имеется послужной список А. П. Кутепова за 1908 год, в котором город Череповец указывается как место рождения Кутепова (фонд № 409, д. 2740). Существует также историческая версия, что Кутепов родился в окрестностях Череповца, на территории посёлка Питино — ныне улица космонавта Беляева. В 1890 году К. М. Тимофеев умер. В 1892 году Ольга Андреевна вступила в брак с потомственным дворянином Павлом Александровичем Кутеповым, чиновником по крестьянским делам корпуса лесничих (впоследствии, после столыпинской реформы, он стал председателем Землеустроительной комиссии). 9 марта 1893 года по определению Новгородского окружного суда детей, рождённых Ольгой Андреевной в первом браке — в том числе и Александра — П. А. Кутепов усыновил. Дом П. А. Кутепова располагался в нынешней исторической зоне Череповца на улице Благовещенской (ныне улица Социалистическая); дом не сохранился. Кутеповы были не домовладельцами, а снимали дом у хозяйки.

Получил образование в Архангельской гимназии (вышел из 7-го класса). Поступил вольноопределяющимся на военную службу. Окончил Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище (1904; по первому разряду).

То есть, если кто не в курсе, Александр Павлович Кутепов вообще-то от рождения и примерно до 10-летнего возраста именовался иначе – Александром Константиновичем Тимофеевым. По крайней мере, в wiki-статье о Кутепове такая информация отсутствует.

Участие в Русско-японской войне

С 1904 служил в 85-м пехотном Выборгском полку, участвовал в Русско-японской войне, неоднократно отличился в боях. Был награждён орденами Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», Святого Станислава 3-й степени с мечами и Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом. 1 октября1905 г. был командирован в Новгород для обучения молодых солдат.

В ноябре 1906 г. прикомандирован к лейб-гвардии Преображенскому полку, в ноябре 1907 г. «за оказанные боевые отличия» переведён в этот полк. С 1907 г. — поручик, с 1911 г. — штабс-капитан. Занимал в полку должности помощника начальника учебной команды, начальника пулеметной команды, начальника команды разведчиков, командующего 15-й ротой, начальника учебной команды.

По воспоминаниям современников, заведующий учебной командой был исключительно строг и взыскателен. Он подолгу, упорно и настойчиво, помногу раз объяснял и растолковывал, никогда во время объяснения не раздражаясь, не взыскивая. Но, убедившись и признав, что человек знает, и что поэтому с него уже можно требовать, заранее его об этом предупредив, он был беспощаден: малейшая оплошность, самая мелкая неточность — вызывала наказание, полагающееся по уставу, без какого-либо оскорбления словом, а тем более действием, но зато и без отмены наложенного взыскания. Для вольноопределяющихся разницы не делалось. Результаты всегда сказывались быстро: учебная команда или рота, которой командовал Кутепов, становилась образцовой.



С 1914 года — командир 4-й роты лейб-гвардии Преображенского полка. С 1915 года — капитан, с 1916 года — полковник, командир 2-го батальона. В ходе боевых действий проявил себя мужественным офицером. Был трижды ранен, за боевые заслуги награждён:

  • орденом Святого Георгия 4-й степени (1916 года; за успешную и по собственной инициативе проведённую контратаку против наступающего неприятеля в бою 27 июля 1915 года у деревни Петрилово Ломжинской губернии, в результате которой немецкое наступление было задержано на несколько часов);

Писатель С. Ю. Рыбас так описывает подвиг Кутепова в бою у деревни Петрилово, за который он был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени:

Тяжёлые орудия германцев крушат оборону преображенцев. С ужасным скрежетом, будто по небу прёт железнодорожный состав, бьют тяжелые снаряды. От передовой, 3-й роты остается один взвод. Немцы идут в атаку и начинают охватывать левый фланг полка. Кутепов со своей 4-й стоит в батальонном резерве и все это видит. Но нет приказа действовать. 3-я рота погибает. Ещё несколько минут и будет поздно. — Вперед, ребята! — командует капитан и бросается в контратаку. Немцы уже захватывают окопы. Кутепов успевает в центре позиции опередить их. Воздух шевелится от пуль. Но никому не страшно. Смерть вплотную подступает к нему, уже заносит над ним свою косу. А капитан будто ослеплён. Что-то бьет его слева в пах, опрокидывает на землю. Подбегают санитары. Он ранен. Его кладут на носилки, собираются унести. — Опустите! — велит Кутепов. Ему больно. Он зажимает рукой пах и другой рукой указывает на занятые противником окопы. Там ещё надо помучиться. Бой продолжается. Немцев выбивают штыками… Ура! Окопы очищены! И всё. Сейчас его поднимут и понесут. Несут. Он ещё на что-то надеется, но нет, чудес не бывает. Он ранен, рана тяжёлая… Полегло две трети его роты. Но прорыв закрыт. Позиция за нами.[2]

Во время Февральской революции полковник Кутепов, находившийся в краткосрочном отпуске в Петрограде, оказался единственным старшим офицером, который пытался организовать действенное сопротивление восставшим, возглавив, по поручению командующего Петроградским военным округом генерала С. С. Хабалова сводный отряд, направленный на подавление революции. Однако его отряд не был поддержан другими находившимися в Петрограде воинскими частями, а часть направленных в его распоряжение офицеров не проявляла никакого желания воевать за монархию. В этой ситуации отряд Кутепова не смог оказать серьёзного влияния на развитие событий и был вынужден прекратить сопротивление.

После победы революции вернулся на фронт. С 27 апреля 1917 г. — командующий Лейб-Гвардии Преображенским полком, который был одной из немногих частей, сохранявших боеспособность в условиях активной антивоенной агитации. За особое отличие в штыковом бою у деревни Мшаны, во время Тарнопольского прорыва 7 июля 1917 г., был представлен к ордену Святого Георгия 3-й степени, но не получил его из-за прихода к власти большевиков.

По словам его сослуживца по полку В. Дейтриха, имя Кутепова стало нарицательным. Оно означает верность долгу, спокойную решительность, напряжённый жертвенный порыв, холодную, подчас жестокую волю и… чистые руки — и всё это принесённое и отданное на служение Родине.

На фотографии написано На добрую память Николаю Михайловичу Котляревскому.  А. Кутепов

Котляревский Николай Михайлович (1890–1966) - потомственный дворянин Полтавской губернии, статский советник. С 1919 года находился в Белой армии. С 1920 года стал личным секретарем Главнокомандующего Русской армией генерала барона П. Н. Врангеля вплоть до брюссельской кончины генерала в 1928 году. В эмиграции в Бельгии. Один из инициаторов сооружения ставропигиального храма-памятника св. Иова Многострадального в Брюсселе (Бельгия), в память царя-мученика Николая II, царской семьи и всех в смуте убиенных в юрисдикции Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). В августе 1929 года Н.М. Котляревский испросил благословение на сооружение храма-памятника у первоиерарха РПЦЗ митрополита Антония (Храповицкого). 28 сентября / 11 октября 1929 года вышло определение Архиерейского Синода РПЦЗ о сооружении храма-памятника в Брюсселе. Н.М. Котляревский был назначен товарищем председателя Комитета по сооружению храма-памятника, а с октября 1932 по март 1945 гг. – председателем Комитета. Затем переехал в Германию.



Кутепов в Галиполи


Белая эмиграция в Болгарии. Сидят слева направо — генералы —Витковский, Кутепов, Штейфон. Стоят (за Кутеповым) генералы —СкоблинТуркулБолгария1921 г.
«Полковник А. П. Кутепов — губернатор Черноморской губернии». Журнал «Донская волна»
Датапосле 13 августа 1918 (назначение Кутепова губернатором) (7 декабря 2008(2008-12-07) (original upload date))
Генерал А. П. Кутепов на молебне в Харькове перед отправкой 3-го Корниловского ударного полка на фронт. 31 августа 1919. Конная площадь.

Генерал Кутепов в штабе пехотной дивизии в Свищеве. Болгария 1922 г. В первом ряду крайний справа В.Х.Даватц

Робике (Robiquet), Пьер Виктор (1879 - ?)

Генерал Александр Павлович Кутепов с офицером Марковского полка
Генерал Александр Павлович Кутепов с офицером Марковского полка
Дата:1920-1930-е годы
Материал:Бумага на картоне, графитный карандаш, акварель, тушь, перо;
Размеры:22,7 х 16 см..

Александр Павлович Кутепов (1882-1930) - видный деятель Белого движения. Выпускник Санкт-Петербургского пехотного юнкерского училища. К 1917 - полковник, командир лейб-гвардии Преображенского полка. С ноября 1917 - в Добровольческой армии, командир 3-й офицерской (гвардейской) роты. Участник 1-го Кубанского похода. С апреля 1918 - командир Корниловского ударного полка, затем - командир бригады, начальник 1-й пехотной дивизии. 12 ноября 1918 произведен в генерал-майоры. С 13 января 1919 - командир 1-го армейского корпуса, с 23 июня - генерал-лейтенант, с декабря 1919 - командир Добровольческого корпуса, с августа 1920 - командующий 1-й армией. С 3 декабря 1920 - генерал от инфантерии. С 1928 - начальник Русского обще-воинского союза. Был убит 26 января 1930 при попытке похищения в Париже.Кутепов изображен в мундире генерала Дроздовской дивизии с орденом св. Георгия 4-й ст. (награжден в 1916) и  Знаком 1-го Кубанского (Ледяного) похода (1918).С данной акварели в 1930-е годы в Париже была издана почтовая открытка, опубликованная в статье А.Дерябина "Гражданская война в России 1918-1920. Юг - "Цветные части"" (журнал "Цейхгауз" №1, 1991, с. 35).Происхождение: собрание генерала А.А.фон Лампе.Алексей Александрович фон Лампе (1885-1967) - выпускник Академии Генштаба (1913), офицер лейб-гвардии Семеновского полка. Участник 1-й Мировой войны. С 1918 - в Добровольческой армии, генерал-майор. С 1957 - начальник Русского обще-воинского союза. 

Робике (Robiquet), Пьер Виктор (1879 - ?) (Все работы)

Судьбе было угодно распорядиться так, что сын генерала Павел Кутепов (1925 – 1983) учился в русском кадетском корпусе в Югославии, где закон Божий преподавал священик Георгий Флоровский. Мальчик долгое время верил, что его отец жив и находится в России. Он говорил товарищам, что советский маршал Тимошенко - это и есть его отец, генерал Александр Павлович Кутепов. В голове мальчика слились в один образ белогвардейский генерал и советский маршал. В сентябре 1944 года Павел Кутепов перешел линию фронта и несколько месяцев служил переводчиком в Красной Армии. После Второй мировой войны он был арестован советской военной контрразведкой, провел несколько лет в заключении, а затем много лет работал переводчиком и главным редактором Бюро переводов в Отделе внешних связей Московского патриархата Русской Православной Церкви.

В 2001 году племянница генерала, профессор МГУ Ирина Сергеевна Свенцицкая (она взяла фамилию своей матери) прислала мне письмо с просьбой сообщить о судьбе Павла. В письме, в частности, говорилось: «Что касается других родственников генерала, то все они были уничтожены советской властью (средний брат Борис, мой отец, Раиса Павловна Минтусова, этнограф). Дочь Бориса жила в Ленинграде, но после блокады я потеряла ее следы».

Ирина Сергеевна(1929 – 2006) была выдающимся специалистом по античной истории и раннему христианству, одна из ее работ имеет массовую известность – это школьный учебник «История Древнего мира» для 5-го класса.

Р.П. Митусова (Кутепова) родилась в 1894 году, окончила Высшие женские (Бестужевские) курсы, антропрологическое отделение физико-математического факультета Петроградского университета, работала в Этнографическом отделе Русского музея. Ее муж в 1911 – 1932 годах был ученым секретарем этого музея. В 1930 году (тогда же погиб Кутепов) Раиса Павловна была арестована и сослана в Кемерово, где после трехлетнего заключения работал бухгалтером и ее муж. Она там работала в областном краеведческом музее. В 1937 году была арестована «за контрреволюционную связь с С.П. и А.П. Кутеповыми» и расстреляна.

О судьбе Сергея Кутепова автору ничего не известно.


Святослав Рыбас

Гибель

Памятник генералу Кутепову и его сподвижникам

26 января1930 года был похищен в Париже агентами советской разведки. Операцией руководили начальник 1-го отделения ИНО ОГПУ Яков Серебрянский и заместитель начальника Контрразведывательного отдела ОГПУ С. В. Пузицкий[5][6].

Длительное время судьба Кутепова оставалась неизвестной, пока в 1989 году не была опубликована информация о том, что генерал скончался от сердечного приступа на советском пароходе по пути из Марселя в Новороссийск. Возможно, что приступ спровоцировала большая доза морфия, которую генералу ввели при похищении.

По воспоминаниям П. А. Судоплатова «Разведка и Кремль», Кутепов был задержан на одной из улиц Парижа тремя сотрудниками иностранной резидентуры ОГПУ, одетыми в полицейскую форму, под предлогом проверки документов. Вынужденный сесть с ними в автомобиль, генерал оказал физическое сопротивление и скончался от сердечного приступа. Был тайно захоронен в саду частного дома, принадлежавшего одному из советских нелегалов в пригороде Парижа.[источник не указан 421 день] В архиве Префектуры полиции Парижа хранится и доступно исследователям на основании мотивированного запроса полицейское расследование о похищении генерала Кутепова.

Тайна похищения генерала Кутепова Александра Павловича

В этот день, 26 января 1930 года, в Париже таинственно исчез один из видных деятелей Белого Движения, генерал от инфантерии, первопоходник и председатель Русского общевоинского союза (РОВС) - Александр Павлович Кутепов.

25 апреля 1928 года в Париже скончался председатель Русского общевоинского союза генерал Петр Николаевич Врангель. Его преемником на посту председателя РОВС стал генерал-лейтенант Александр Павлович Кутепов, уроженец города Череповца.

После гражданской войны, оказавшись в эмиграции, Кутепов продолжил вооруженную борьбу против большевиков. В начале 1924 г. он возглавил Боевую организацию РОВС, засылавшую террористов и диверсантов на территорию Советского Союза. С целью снижения диверсионной активности боевиков чекистам удалось вывести за границу и внедрить свою агентуру в филиалы РОВС в Румынии, Югославии и Болгарии. Одновременно проводилась оперативная игра непосредственно со штаб-квартирой РОВС от имени "Внутренней русской национальной организации", созданной ОГПУ с привлечением в нее бывших царских офицеров.

Летом 1929 года руководство ОГПУ вышло в ЦК с предложением похитить и вывезти в Советский Союз генерала А.П. Кутепова, активизировавшего диверсионно-террористическую деятельность на территории СССР. Это предложение было утверждено Сталиным. И 1 марта 1930 года Яков Серебрянский, один из организаторов советской внешней разведки, разведчик-нелегал, имя которого в 20-30-е годы было покрыто легендами в чекистской среде, вместе с коллегой Сергеем Пузицким выехали в Париж для руководства этой операцией.

Следом в Париж в качестве представителя ВРНО был направлен агент ОГПУ, бывший полковник царской армии А.Н. Попов. Он сумел так себя проявить, что с ним согласился встретиться генерал Кутепов. Такая встреча состоялась в начале января 1930 г. в Берлине, куда прибыли представители ВРНО полковник Попов и полковник де Роберти, бывший в 1918 г. начальником штаба Кутепова в Новороссийске. В ходе беседы они поставили вопрос о направлении в СССР нескольких групп надежных офицеров РОВС для подготовки восстаний весной 1930 г. Однако, во время обеда в ресторане де Роберти, оставшись ненадолго наедине с генералом, сообщил ему, что Попов и он действуют по заданию ОГПУ, что никакой подпольной организации ВРНО не существует и что на Кутепова готовится покушение.

Кутепов хладнокровно воспринял информацию де Роберти и во время дальнейшей беседы с Поповым ничем себя не выдал. Позже ОГПУ стало известно о предательстве де Роберти. Он был арестован и после непродолжительного следствия в мае 1930 г. расстрелян. Но разработка плана похищения генерала Кутепова на этом не прервалась.

Похищение было осуществлено в воскресенье 26 января 1930 г. около 11 часов дня на углу улиц Удино и Русселе в 7-м квартале Парижа. Парижской резидентуре ОГПУ было известно, что в этот день в 11 часов 30 минут Кутепов должен был присутствовать на панихиде по умершему генералу Каульбарсу в Галлиполиской церкви на улице Мадемуазель, что в 20 минутах ходьбы от его дома. Однако до храма генерал не дошел. Накануне, 25 января, одним из сотрудников опергруппы Серебрянского была передана записка генералу Кутепову, в которой ему назначалась кратковременная встреча на пути к церкви. При этом разведчики учитывали, что генерал на встречи, связанные с агентурой и боевой деятельностью РОВС, всегда ходил один. Прождав некоторое время автора записки на трамвайной остановке на улице Севр, Кутепов продолжил свой путь. Сотрудники группы Серебрянского, а также агенты парижской резидентуры ОГПУ, выдававшие себя за французских полицейских, задержали генерала под предлогом проверки документов и предложили проехать в полицейский участок для выяснения личности. Кутепов дал усадить себя в автомобиль, но услышав русскую речь, попытался оказать сопротивление. Его усыпили хлороформом. Однако больное сердце генерала не выдержало последствий наркоза, и он умер от сердечного приступа.

Предпринятые французской полицией и лично начальником контрразведки РОВС полковником Зайцевым меры по розыску Кутепова положительных результатов не дали. Находившийся в то время в Париже генерал Штейфон, посетивший в день пропажи генерала Кутепова его семью, писал 27 января генералу Геруа в Бухарест: "Вчера неожиданно при невыясненных обстоятельствах исчез А.П. Кутепов. Он пошел утром в церковь, никуда не предполагая заходить, никому не назначал свидания и условился с женой, что после обеда в час дня они всей семьей отправятся в город".

Спустя несколько дней обнаружился свидетель похищения генерала. Это был дворник из клиники, расположенной на улице Удино, по имени Огюст Стеймец. Дворник заявил, что утром 26 января около 11 часов он увидел в окно клиники большой серо-зеленый автомобиль, возле которого стояли двое рослых мужчин в желтых пальто, а неподалеку от них - такси красного цвета. Тут же на углу находился полицейский. Когда Кутепов, приметы которого Стеймец описал точно, поравнялся с серо-зеленым автомобилем, люди в желтых пальто схватили его и втолкнули в автомашину. В нее же сел и полицейский, который спокойно наблюдал за происходящим. Автомобиль на большой скорости уехал в сторону бульвара Инвалидов. Вслед за ним отправилось и красное такси. Больше генерала Кутепова никто не видел. Возвратившийся в Москву Яков Серебрянский 30 марта 1930 года за удачно проведенную операцию был награжден орденом Красного Знамени. (Владимир Антонов.

Длительное время судьба Кутепова оставалась неизвестной, пока в 1989 году не была опубликована информация о том, что генерал скончался от сердечного приступа на советском пароходе по пути из Марселя в Новороссийск. Возможно, что приступ спровоцировала большая доза морфия, которую генералу ввели при похищении.


Яков Исаакович Серебря́нский[1]26 ноября (8 декабря1891, Минск — 30 марта1956, Москва) — полковник госбезопасности (1945), сотрудник Иностранного отделаОГПУ — НКВД, один из руководителей заграничной разведывательной и диверсионной работы советских органов госбезопасности.
30 марта 1956 года Серебрянский скончался в Бутырской тюрьме на допросе у следователя Военной прокуратуры генерал-майора юридической службы П. К. Цареградского.[6]
80- летие гибели генерала Кутепова
80
[info]srybas

26 января 1930 года в Париже агентами Иностранного отдела ОГПУ  был похищен и убит председатель Русского общевоинского союза генерал Александр Павлович Кутепов.В издательстве "Молодая гвардия" в серии "ЖЗЛ" вскоре выйдет его биография , написанная мной. Приведу некоторые ее фрагменты. Как сказал У. Черчилль на англо-русском собраниив Лондоне: «Всем легкомысленным, всем неосведомленным, всем простодушным, всем поглощенным личными интересами – я говорю: вы можете покинуть Россию, но Россия вас не покинет… Мир переделать невозможно без участия России».

Да, Россия только временно покинула Европу, потому что ее образованный слой проиграл в 1917 году свое главное сражение. Как говорил философ Л. Карсавин: «У нас была своя Европа в лице дореволюционного правящего слоя».Была и кончилась.Поэтому и Кутепов, защитник той ушедшей «русской Европы», был обречен.

На другой день 6-го января 1930 года генерал Кутепов стал жертвой большевиков. Пропал без вести, как на поле битвы. Неизреченна красота подвига только когда подвиг доброволен. На свое жертвенное служение России А. П. добровольно пошел с юных лет. Bcю свою жизнь служил России и погиб во имя России. - На костях и крови русского воинства созидались величие и слава Российского государства, - говорил А. П. на одном банкете, устроенном в его честь русской общественностью. - Русское воинство и здесь на чужбине не забыло своего жертвенного долга, перед родиной... - Во время покорения Кавказа, в одном бою, путь батареям преграждала расщелина. Строить моста не было времени. В боевом порыве офицеры и солдаты бросились в расщелину, и на их плечах, по живому мосту, орудия въехали на позицию. Несколько человек было раздавлено, но бой был выигран. - Глубокая пропасть разделяет нас от утерянного Отечества. Но по славному примеру наших предков мы готовы стать живым мостом во имя грядущей России... Возрожденная Россия помянет в своих молитвах своего верного сына воина Александра.
М. Критский 1934

Командир 1-го армейского корпуса генерал от инфантерии А.П. КутеповЗнаменитая галлиполийская «губа». Стоит караул юнкеров. Осмотрели мои удостоверения – я имела право ходить по Галлиполи и ночью как сестра-«фельдшер» на гауптвахте. Окончив формальности, юнкер провел меня вниз. Я стала разбирать сумку, а он прошел по всем помещениям в свою фельдшерскую и громко объявил:— Господа, пришла сестра! Кто болен, пожалуйте к ней!Началось наше амбулаторное лечение. Подходит очередь очень нервного, по-видимому, офицера. У него была сыпь на руках, стала перевязывать, а он совершенно сдерживаться не хочет и очень громко и грубо начинает высказывать свое неудовольствие. Я с ним, стараюсь его успокоить, а он еще больше волнуется. Вдруг раздается команда караульного начальника. Суматоха и тишина. Через секунду слышу хорошо знакомый всем нам, галлиполийцам, голос генерала Кутепова:— Здравствуйте, юнкера!Говорю быстро моему недовольному пациенту:— Тише, не сердитесь, тише!В этот момент входит генерал Кутепов. Кланяюсь. Он, отвечая мне на поклон, говорит:— Продолжайте, сестра, вашу работу!И тут же, моментально взглянув на моего недовольного клиента спрашивает:— Вы кто такой? Офицер или институтка? Вам не стыдно? Вас сестра уговаривает, делает Вам в такой обстановке перевязку, а Вы кричите, и ругаетесь, стыдитесь! На сколько посажены?— На шесть суток, Ваше превосходительство!— Так за это еще от меня шесть! – И пошел дальше вглубь помещения гауптвахты.Удивительный был человек генерал Кутепов. Быстрый, решительный, требовательный, но в то же время всякий знал, что если за ним не числится каких-либо скверных дел, ему нечего его бояться. Но разгильдяйства, неряшества он не выносил!***Вспоминается такой случай. На дисциплинарной гауптвахте сидел один солдат Корниловского полка, из кавказцев. Солдатик небольшого роста, болезненный и расхлябанный какой-то. Я его, пока он сидел, лечила. Каждый день перевязки, а то и две в день. Вылечила ко дню его выхода. Потом, правду говорить, забыла я о нем. Вот как-то, идя по улице вблизи Комендантского управления, встречаю этого солдата. Обрадовался ужасно и все захотел высказать свою большую благодарность. Я с ним разговариваю, а сама смотрю – все такой же неряха. И на гимнастерке, на воротнике пуговицы нет. Поднимаю глаза и вижу приближается от штаба корпуса генерал Кутепов. Он должен вот-вот поравняться – значит обязательно увидит моего незадачливого клиента. Я повернулась, чтобы его немного закрыть, но разве от таких зорких глаз можно что-то спрятать? Маневр мой, конечно, был замечен. Кого-то из нас, но генерал пожалел. Ответив на мое приветствие, характерным жестом стал подкручивать ус!! И сделал вид, что оторванной пуговицы не заметил.Зато и много вольностей, много дум у сидящих на гауптвахте, конечно, не подследственной, а дисциплинарной он извинял и понимал. Он понимал, что карикатуры на него, на копирование его приказов, «в другом духе» распространенное на гауптвахте не есть злое дело, а только трепетания свободной мысли томящихся в заключение людей. И он не только не запрещал этого, а наоборот, поощрял.Так на «Губе» N 1, которая помещалась на верху в той же самой башне, где много лет назад внизу, в колодце, томились в плену у турок запорожцы и где еще когда мы были в Галлиполи видны были в стенах кольца для цепей, где их приковывали – так на этой самой гауптвахте было принято: «Кто дольше всех сидел, тот был начальник гарнизона Губы N 1». И вновь приходящий сейчас же должен был явиться к нему и рапортовать, на сколько суток посажен и за что. «Начальник» же гарнизона направлялся к «генерал-квартирмейстеру», а тот указывал где ему помещаться. Издавали они приказы, по форме настоящих. И когда генерал Кутепов посещал Губу, то «начальник гарнизона» рапортовал, что «во вверенном мне гарнизоне Губы все благополучно». Генерал улыбался в усы. И сейчас же требовал для прочтения приказы. Конечно, там был шарж, и, подчас, злой, но никогда не было, чтобы он за это взыскивал, запрещал или наказывал. У меня сохранилось «удостоверение» за N 1234. На простой бумажонке, но слева карандашом искусно сделанный герб Губы. На генеральском погоне висят две фигуры спина к спине, головы в которых не трудно узнать генерала Кутепова и генерала Штейфона, дальше крылья орла, а в лапах он держит в одной офицера с бутылкой в руке, в другой кавалериста, а в центре фигуры – С.Г. «Святая Губа». Внизу подписи по форме и по рангу, а сбоку печати «Святой Губы».Он видел все это, знал, но ни злобы, ни мелкого преследования ничего не было. Но стоило ему выйти и встретить шатающегося в пьяном виде офицера или солдата, он его сейчас же отправлял на Губу. Потому что он знал, что так надо. Иначе люди погибнут и натворят того, о чем через несколько лет, будут со стыдом вспоминать и мучиться!! Ведь чего, чего там не было! За что люди не попадали! Я ведь бывала во всех трех гауптвахтах и знала многое из рассказов самих арестованных!!***Помню, как то прихожу на Губу под Комендантским управлением. Вижу знакомого офицера.— Вы за что попали?Показывает на своих злосчастных компаньонов и говорит, за то, что «мы японцы».Я, конечно, ничего не понимаю! Тогда он мне объясняет. Что под этот день кто-то, кого-то приветствовал, ну и, как водится, наприветствовались все зело. Пошли городом по направлению к лагерю. Кому-то пришла фантазия перевесить вывески. Сказано – сделано. Но в это время – патруль из комендатуры. «Вы что делаете?» Молчат. Опять спрашивает. Молчат. Тогда караульный офицер и говорит: «Да, что вы не отвечаете, что вы не русские?!» И получает в ответ: «Нет, мы японцы!» Ну и, забрали несчастных «японцев».Но бывали случаи, конечно, посерьезней.Генерал Кутепов на все обращал внимание. Как на серьезное, так и на пустяковое. Мне вспоминается такой случай. В одной части две жены офицеров, прежде бывшие приятельницами, поссорились и даже подрались слегка. Каждый муж подал по начальству рапорт, но командир полка не знал, что с ними делать? И когда генерал Кутепов узнал, то резолюция была такова: «Обоих мужей на тридцать суток на Губу за то, что плохо за женами смотрят».Так они и отсидели…А как любил генерал Кутепов свою армию, как он гордился, что он русский и как хотел он видеть всех нас на высоте! Ведь первая и самая большая забота была его, как армия устроена, что у нее есть!! Сколько забот было и накормить и одеть этих бедных, измученных людей, выбитых из нормальной колеи и потерявших Родину!!! Ведь многие так растерялись, что их спасали только привычные слова команды, которые не давали задуматься, не давали распускаться!! Я знаю, многие находили лишним и парады и всякую нормальную жизнь в полках, учения и т. д., и т. п. Для чего это? Некоторые этого не понимали. Не понимали, что и эти парады, в людях поднимали собственное уважение к себе, как к единице целого, русского. Эта «шагистика» – эта дисциплина не давали людям распускаться. Это понял генерал Кутепов.Вспоминаю торжественный момент, когда было открытие памятника, поставленного на кладбище из камня принесенного каждым самолично. И пишущая эти строки, принесла свой камень. Был яркий солнечный день. Кругом войска наши. Все части. Белые гимнастерки. Все замерло. И мэр Галлиполи грек вручает генералу Кутепову акт на землю, где стоит наш памятник. Торжественная, незабываемая минута! Я стояла недалеко и видела хорошо лицо генерала Кутепова, мне его никогда не забыть! На нем была написана гордость, что он русский и почести принимал как должное, – не как генералу Кутепову, а как русскому генералу, воину и Вождю!

Часовой. Париж. 1933. N 101-102. 1-15 апреля.
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ

Обращение

Союза Потомков галлиполийцев

к Президенту Российской Федерации,

Д.А .Медведеву,

о месте нахождения останков

генерала АП Кутепова.

СОЮЗ ПОТОМКОВ ГАЛЛИПОЛИЙЦЕВ

                                                                                                                   Его Высокопревосходительству,                                                                                                                   Д.А.Медведеву                                                                                                                   Президенту Российской Федерации

                                                                                                                   Париж, 13 декабя 2011 г.

Ваше Высокопревосходительство,глубокоуважаемый господин Президент!

К Вам обращается Председатель «Союза Потомков Галлиполийцев» от имени потомков тех русских людей, которые сохранили Россию за рубежом с 1920-х гг. и которые сами остались, до своей смерти, верны своей родине России.

Потомки второго, третьего и даже четвертого поколения покорнейше просят Вашего распоряжения для установления подлинных обстоятельств гибели генерала Александра Павловича КУТЕПОВА, непосредственно связанных с местом захоронения его тела. Тело покойника, по нашим вековым традициям, предается земле, и на том месте воздвигается надгробный памятник с Православным восьмиконечным крестом и надписью. Мы верим в бессмертие души и, поэтому, около погребенных останков Православного человека молимся об упокоении Его души.  В данном случае, мы оказались  лишены этой возможности.

Заочное отпевание раба Божия Александра мы, за границей, смогли совершить только в 1996-м году., в Храме Знамения Божьей Матери Русской Православной Церкви За рубежом в Нью-Йорке., когда получили точное известие о том, что А.П.Кутепов погиб в 1930-м году. Но где покоится его тело, мы так и не знаем.

Генерал от инфантерии Русской Армии А.П.Кутепов являлся почётным Председателем «Совета Общества Галлиполийцев»  с 1921-го года  и до своей смерти. С его именем связаны следующие события.

22 ноября 1920 года первые части 1-го Армейского корпуса Русской Добровольческой Армии под командованием генерала А.П.Кутепова совершили высадку на северном побережье пролива Дарданеллы, на полуострове Галлиполи, ныне Гелиболу. В Галлиполи первый корпус Русской Армии установил свой лагерь, располагаясь по полкам, сохраняя свое оружие, воинские формирования и дисциплину. Этот лагерь просуществовал с ноября 1920 года до середины 1923 года, когда из Галлиполи выехали последние воины Белой армии. Этот период вошел в историю под названием «Галлиполийское стояние».

16 июля 1921 был торжественно открыт памятник на кладбище Галлиполи, в память скончавшимся воинам и штатским лицам, захороненным на этом кладбище. Этот памятник был разрушен землетрясением в 1949 году, но был восстановлен по инициативе Фонда Андрея Первозванного при поддержке Правительства Российской Федерации и вновь торжественно открыт 17 мая 2008 года. В мероприятиях, посвященных этому событию, активное участие принимали представители нашего Союза.

«Союз Потомков Галлиполийцев» продолжает традиции «Общества Галлиполийцев», учрежденного 22 ноября 1921 года.  Наш «Союз Потомков Галлиполийцев» был основан в 2008 году в Париже. СПГ объединяет потомков русских воинов, которые сражались под знаменами Белой Армии, а после эвакуации в ноябре 1920 года из Крыма в течение многих месяцев были расквартированы во временных лагерях в Турции и Тунисе. Всего на чужбине в Галлиполи, Чаталдже, Лемносе и Бизерте оказалось в то время около 150000 русских людей. Главной целью Союза является объединение потомков галлиполийцев для сохранения памяти о своих предках и увековечивание героев Белого движения.

В минувшем году исполнилось 80 лет со дня тайного похищения агентами ОГПУ средь бела дня  26-го января 1930-го года на улице Руссле в Париже (rue  Rousselet, 7ème Paris) генерала от инфантерии А.П.Кутепова и его последующей гибели. В целях увековечивания памяти этого выдающегося русского военачальника и патриота нашего Отечества, просим Вас оказать возможное содействие в установлении подлинных обстоятельств его гибели и места захоронения.

Это чрезвычайно важно для нас и крайне необходимо для восстановления исторической справедливости. Это даст возможность совершить чин православного отпевания и погребения останков генерала А.П.Кутепова и позволит почтить память вернослужителя своей родины России.

С уважением,

Алексей П. Григорьев Председатель Союза Потомков Галиполийцев



Опубликована новая книга о Генерале Кутепове,  2012

Кутепов и барон П. Н. Врангель
Генерал А. П. Кутепов обходит войска в Галлиполи. 1921 г.
А. П. Кутепов, Париж, 2-я пол. 1920-х годов.
Comments: